• Чат
  • Последние сообщения форума
  • Книги в библиотеке
  • Посмейся
Пятница, 26.02.2021, 09:55

Неофициальный сайт Алекса Коша

Логин:
Пароль:
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Модератор форума: MegaMozg  
Форум » Творчество товарищей » Уголок писателя » Вампирские(и не очень) стихи и рассказы от Macus Cold
Вампирские(и не очень) стихи и рассказы от Macus Cold
koldemarДата: Понедельник, 13.12.2010, 16:44 | Сообщение # 1
Почувствовавший Магию
Группа: Вампир
Сообщений: 5
Награды: 0
Репутация: 0
Статус: Offline
здрасте. Здесь отныне и до бана будут мои стихи. Вот один из них.

Горем я маюсь
в немом запустеньи,
в тебе я спасаюсь,
С тобою забвенье.
Холодом дышит
В молчанье пустом,
Холодом дышит
во мраке мой дом.
Но ты приходишь
и сердце забилось,
В окно залезаешь
И горе все скрылось.
Ты улыбаешься и обнимаешь,
Ты меня знаешь, ты все понимаешь.
Но до сих пор я не знаю кто ты,
Вдруг обострились во мраке черты.
ты говорил, что все это любовь,
Но ты по сути желал мою кровь.
вот мы сидим на скамье, обнимаясь,
Ты объясняешь мне, кто я теперь,
Чтоб приготовилась к мраку потерь.
Ты говоришь мне, что не удержался,
Но понимаю, ты и не пытался.
Ты мой создатель теперь, мой творец,
Но моим чувствам по-моему конец.
Теперь понимаю я, кто ты таков...
Ты сидишь, объясняешь все, с самых азов.
И не скрываешь ты, что есть клыки,
Ты говоришь, "я сломал все замки,
Я ломаю преграды, грызу я металл,
И любить, дорогая, я не перестал."
Через сто лет сидим мы в Париже весной,
Еще через сто - где-то там, под луной.
Ты обнимаешь все так же меня
И говоришь, что жизнь прожил не зря.

Этот стих я написал от лица девушки))), которую обратил вампир

Добавлено (13.12.2010, 16:37)
---------------------------------------------
Ночь скрывается за днем,
Тьма из бездны угасает,
Солнца бог свет выгребает
Из цветущих погребов...
Но на день мне наплевать,
Ночь, ночная благодать,
Мгла несется по земле!
Мгла! Я - мгла! Она во мне!
Мрак - есть свет для нас
По-жизни, под покровом темноты
Я скрываюсь в лоне тьмы.

Нет границ меж мной и тенью,
Скован день людскою ленью.
Не хотят они понять,
Что на тьму нельзя плевать.
И таится днем весь мрак,
Я таюсь, хоть я не враг.
Ты скажи мне, человек,
Ты боишься за свой век?
Я могу его прервать
Или дать ему продлиться...
Жизнь твою мне забирать,
Иль бессмертьем поделиться?
Я спросил бы твой ответ,
Если бы не дал обет,
Что я буду забывать
Тех, с кем встретился когда-то,
Или лучше убивать...

Ты, человек, боишься тьмы,
А я в ней - как в Раю.
Но много, много кутерьмы
С тобой развел. Таю,
Таю себя во тьме ночи...
Ты, человек, молчи!
Я был ребенком бездны, но
Дитем был до того,
Как встретил я его.
Я встретил Некроманта,
Его уж нет давно...
Жертвой его таланта
Внезапно стал я, но
Я не забыл ту свою жизнь,
Хоть знал, на что иду...
Я выход не найду...
Я что-то много говорю...
Дай шею.. Дай попью...
Я жаждой мучаюсь давно,
Ее я утоляю.
Людей я презираю.

Ты мне приятен человек,
Возможно стал бы другом...
Ах, если бы не мой обет,
Всех отделивший кругом...
Кругом ведь мрак, луна горит,
Звезды желтеют. Вскоре
Ты будешь мною позабыт,
Будешь отброшен в море
Моих воспоминаний...
Вскоре...

Я жив? Я мертв? Я... Кто?

Этот стих посвящается всем обращенным вампирами.

Добавлено (13.12.2010, 16:44)
---------------------------------------------
И вот еще одно творение ...
Вступление 1

- Я был в Раю. Я был создан ангелом. Но я отказался от своей сути, чтобы умереть в этом мире, мире грязи и мрака, где звезды – это крошечные точки на небе, Ад и Рай – мистика, а то, что я падший ангел – из области фантастики. Ты ведь мне не веришь, не веришь ведь, правда? Думаешь, старик твой бредит… А я… Я бы мог быть как в Аду, так и в Раю, и только лишь благодаря доброте нашего Создателя и любви твоей матери я и она стали смертными. И я думал частенько, для чего? Почему я так стремился к этому порочному мирку, где уже умерла в автокатастрофе твоя мама и вот-вот уйду я? – он закашлялся, но все равно продолжил. - И лишь сейчас, на пороге смерти я могу с уверенностью сказать, ради чего я был здесь. Я и моя жена произвели на свет тебя, нашего сына, и ты должен продолжать наш род, - во все еще голубых глазах полуседого и очень худого мужчины, лежавшего в постели промелькнула странная для его состояния пылающая решимость. - Род, в чьих жилах будет течь кровь ангелов, кто будет благословлен Богом, кто будет сеять ростки света в сгущающейся мгле и жить ради жизни других.
- Папа! – воскликнул молодой паренек возле ложа, который держал отца за руки. – Не умирай, пожалуйста! Ты нам нужен!
Он взглянул на свою младшую, двенадцати лет, сестру, которая ревела, сидя на полу.
- Сынок… Послушай… Я в любом случае умру… - тихо сказал бывший ангел, прикрывая яркие голубые глаза усталыми веками. – Возьми… - пробормотал он, доставая из-под подушки старый, можно даже сказать, древний блокнот, в рукодельном переплете. Сын принял предсмертный дар с недоумением, откуда у папы такая старая штука, и положил его возле сестры. – Прочти это… Ты должен знать мои чувства… Мою жизнь… Меня… - голубые глаза начали тускнеть, и отец снова захрипел и закашлялся. – Ты ведь думаешь, что я – простой сорокапятилетний мужчина, состарившийся до срока и больной лейкемией… Прочти! – воскликнул хриплым голосом мужчина, - Дневник… Там – самое основное… Ты должен…
- Да… Да, я… Папа! – вскричал сын.
Взгляд мужчины уткнулся в косяк двери, будто он увидел что-то знакомое, но видное лишь ему одному.
- Привет… - неожиданно четко произнес мужчина и его глаза застыли.

Следующий день.

Сестренка сидела за своим столом и глотала слезы, уткнувшись в какую-то книжку. Алексей искал дневник отца. Он куда-то делся.
- Маш, а ты не… Что ты делаешь? Кто разрешил?! – громыхнул Алексей, увидав, что именно сестра читает.
Она не обратила внимания и вдруг начала фыркать сквозь слезы. Маша повернула голову к брату. В ее голубых, прямо как у отца, глазенках блестели слезы. Она протянула брату дневник и сказала то, о чем просил отец.
- Прочти…
Алекс удивленно взял из ее рук пухленькую книжку и стал читать первую попавшуюся раскрытую страницу. Там синели старые полувыцветшие буквы, быстро выписанные почерком отца.

О Раскаявшемся Ангеле

Как над горячею золой
Дымится свиток и сгорает
И огнь сокрытый и глухой
Слова и строки пожирает —
Так грустно тлится жизнь моя
И с каждым днем уходит дымом,
Так постепенно гасну я
В однообразье нестерпимом!..
О Небо, если бы хоть раз
Сей пламень развился по воле —
И, не томясь, не мучась доле,
Я просиял бы — и погас!

( 1829)
Ф. Тютчев
I

Пленительное счастье
Небытия в Раю,
На облака залазьте,
Я Рай вам отдаю.

Не нужен Рай, ребята,
Свободы я хочу.
Мне хочется закаты
Встречать. Я не хочу
Всю жизнь в безвестье гробить,
Не ведать ничего.
И призваны коробить
Меня здесь от всего
Спокойствие и нега.

Такое счастье надо?
Быть может старику,
Но людям Рай – отрада,
А мне-то на веку
Хотелось бы балладу
Спеть под Её окном,
Хоть с девушками сладу
Нет, лишь об одном
Я думать продолжаю:
Хочу я полюбить,
Огня я лишь желаю,
Эдем смогу забыть.

II

Хоть в Ад меня отправьте,
Хоть в грешный мир земной,
Ханжи – часть вас, оставьте
Меня, я же дурной!

Да, Рай мертвому услада,
Но после жизни страшной
Порой, но не пустой.
Хотя б им это надо…

Но знаю я, не быть мне
Таким же, как и все,
Все ангелы, любить мне
Кого-нибудь; успел…
Успел я здесь влюбиться
Хочу все испытать.
Чувствам пришлось забыться…
Нет, надо убегать!

III

Я убегу отсюда,
Из Рая убегу,
Мне надобно лишь чудо.
Я больше не могу.

Мне нужно лишь собраться
И Бога попросить,
Чтоб смертным меня сделал,
Чтоб смог я там любить.

Внизу любить удобно,
Кого-то одного.
Ты любишь и беззлобно,
(как в Библии учили)
живешь.

Как хорошо – семья есть,
Есть домик у людей,
Бессмертия невольность
Не гасит их очей.

IV

Я знаю, люди злобны,
Я знаю, все они
Нам, ангелам подобны,
Но их не обгони.
Часы остановились
В Эдеме для меня,
Я молод, не забылись
Проблемы, обгоняя …
Меня…

Эх, люди, я завидую,
Грешу, я к вам хочу.
Не в Ад, а к вам, кометою,
К вам, люди, прилечу,

Я видел, как вы злобились,
Я видел, как любили,
Я видел, как холодились
Ваши лица на могиле.

Я видел, как рождались,
Смотрел, как умирали,
И лица озарялись,
Души Рая ожидали.

А я жду мира страсти,
Грехов, пороков, смерти,
Меня в Ад изгоняют, здрасте,
Все Демоны, я демон, верьте!

V

Но видно, нету места мне
Ни там, ни там,
А всё ведь, всё по той вине
Людей; вот срам!
Ни там, ни сям!

Я что, не ангел? И скажите кто-нибудь
Я что, кого убил?
Я Богу был немил?
Не демона у меня суть!
Да уж, сказать здесь ничего не скажешь.
О, Боже, дай же я умру,
Ошибку мне мою в Чистилище покажешь.
Не снимет ведь мою хандру
Никто.

Я зол на всех и от того дрожу.
Я жизнию своей совсем не дорожу.
Уже раз сто кидался я с обрыва,
И головою вниз летел.
Но я от этого порыва
Не получал того, чего хотел.

VI

Уж много лет таю в себе
Ту злость, то утро,
И во мне
красиво опухоль цветет,
Рак зла, рок смерти.
Наперед
Я знаю, я для Ада плох,
И потому чувств не скрываю.
Но и в Раю мне места нет.
Я слишком добрый,
Очень злой…
Какой критерий ваш смешной!
Я злой?!
Такой критерий с глаз долой!
Да, я не нюня, не аскет,
И очень много мира лет
Мечтал я быть в пыли земной,
Но я не думал головой.
Я думал пламенем, страстями,
Эмоциями; жил зорями.
Но не хотел я жить в пыли
В бессмертии и без двери.

VII

Нет дверки, шанса выйти нет,
Хоть в Ад, хоть в Рай,
Ну, хоть куда! Я - полудемон, вот ответ.
Прошу, цыганка, погадай!

И прихожу я раз за разом
К местечку, где душу алмазом
Мне распорол Эдем.
Там Лестница в Эдем идет,
Спокойно там, и нет проблем,
Возле нее прямо, нет забот…

Но много лет, о, нет, веков
С тех пор минуло.
Да, люди, я таков.
Память непреминула
Напомнить о себе.
Я знаю, думаю и жду.
Посмотришь – весь в себе.
Я, надо, еще век прожду,
Чтобы подняться мне к Тебе.
Я понапрасну в трудностях пути
Ищу забвенья…
Мне его там не найти.
О, Бог, дай же спасенья!

VIII

Эй, Ангел, что проходишь мимо,
Ты видишь, очень болен я,
Я болен Раем и Эдемом,- мнимо!
Мнимо думал я и очень зря!
Я тот, мечтавший об огне,
Я тот, кто братом был тебе,
Я тот, живущий здесь, в пыли…
Как скучно жить,
Умею всё,
Веками быть…
Это не все!
Куда, полкан?!
Эй, Ангел, стоп!
Я ж не обман!
Братишка, просьба, передай
Отцу-Творцу, то, что мой жбан,
Тот, что зовется головою,
Так передай, я же сейчас не скрою,
Скажи ему, что я закрою,
Закрою все, что натворил,
Но пусть он даст мне умереть, я же просил!
«Демон, ты пьян?»
Вскричал брат вдруг
«Да сам ты демон! Да, я пьян!»
Ты – мой друг.
Мой прошлый друг.

IX

О, Демон, здравствуй,
Или нет?
Мой враг, коварствуй!
Мой ответ –
Не буду я служить ему,
Врагу Добра
и моему.

Изгнан из Рая,
Но уже не в Ад,
Я в мире смертных,
Я тебе не брат.
Ты нападаешь на меня?
Нет, ты подходишь, усмехаясь.
«И проживешь ты здесь жизнь зря!»
Сказал ты мне. А я, сбиваясь
С мысли, говорю:
«Зачем ваш Ад,
Но я тебе сегодня рад.
А ты?»

X

Пройдет сто лет,
Тебя забуду, в Ад привет.
Но все же Рай в моей душе,
В этом претемном шалаше,
Он будет лучиком без зла,
Лучом без тени,
Не без зла
Моя душа и не без тени,
Но луч хранит добро, Эдем…
Эдем я помню без проблем.
Я не умру, да ну и пусть.
Все, что здесь знал, умрет.
Все Господь заберет.
Но Рай и Ангелы – нет, - грусть,
Вечная грусть в моих глазах,
Я знаю, это каждый мне говорит,
Страстям я отдаюсь впотьмах.
Я знаю это, но время бежит.

XI

Я не любил еще ни раз
По-настоящему. Без прикрас,
Я не любил еще ни разу.
Я в курсе, все с того начало!
Хотел любить – не полюбил,
Хотел огня?! Огонь в душе,
жжет он немало!
Он жжет стыдом прошедших лет,
Он палит душу. Мой ответ:
«О, Бог, дай мне любовь,
Что взгорячила бы мне кровь!».
Когда я злюсь – темны глаза,
Я демон в тот момент.
Но если чувства, небеса
И звезды вижу – зла полоса
Скрывается. Всплывают ряды лент.
Картинки, когда был в Раю,
Я все там видел, я все узнаю.
Тогда все, как в Раю.

XII

И возле лестницы Туда
Вдруг наступили холода.
Не видел ангелов я там,
Не видел тех, что снизу.
Ни демона, ни херувима,
Ни ангела, ни побратима.
Ни одного.
Думал, я видеть разучился,
Но нет, я как-то лицезрел,
Что с лестницы кто-то спустился…
Но кто? И тут вот я прозрел.
Я обалдел.
Это была та, что объект любви души,
Моей души. Душа заныла
И к мозгу доступ перекрыла,
Душа моя.

XIII

Её увидел –
Я не я. Я сам не свой.
Её услышал –
Говорю: «Я сам не свой с тобой».
Она зарделась, говорит,
Что я не ангел и не стоит…
Я перебил: «В тебе, по-моему, сердце спит!»
Сказала мне: «Мое сердце ноет
Уже давно,
И что-то внутри воет…
Мне все равно!
Без разницы мне ангел ты
иль зверь
Но знал бы ты – люблю я Рай, поверь
Ты Рай разлюбил
И меня, значит, тоже,
Помню, ты под окном моим ходил,
Ждал, провожал…» - Мы схожи! –
Воскликнул я и сразу сник –
Ты понимаешь, я хотел…
Быть смертным… Но мой крик…
Он не дошел до Бога,
я летел,
Летел на встречу с Ним.
Меня позвал туда херувим;
Он мне сказал, сердито хмурясь:
«Изгоняю в Ад. Ты зол для Рая!»
И я, от света жмурясь,
С Лестницы ветром убегая,
Не попрощавшись ни с одним,
Я убежал под землю, к Ним.

XIV

Вначале, в Адском пекле парясь,
Я думал всё: «За что? За что?
За то, что смотрел я, улыбаясь,
На люд земной? За что?
Зачем отправил меня в Ад?
За что? За что?
Бес мне не брат!
Черты, чертовки,
Колдуны да мавки,
Кликуши да купалки,
Демоны и русалки…
И с Бельфегором пообщался, и Агареса обносил
На пире их, очень богатом, но Рай и там любил!»
Их всех я там узнал.

XV
Из Ада выгоняют,
Но обратно не берут.
Бессмертье оставляют…
Века вокруг бегут.
Соскучился по Раю,
По Ангелам в Раю,
По Господу. Я знаю,
Я был дурак. Молю!
Молю, нужна мне помощь,
Вернуться был бы рад.
Прошу, можешь помочь?
Я знаю, я не ангел,
Но будешь разве здесь?
По здешним меркам – ангел.
Я праведен здесь весь.
Во мне порока больше,
Конечно, чем в тебе,
Но одно дело в Рае,
Другое – на Земле.

XVI

Ты знаешь, я хотел любить,
Но это не сложилось.
Свою любовь к даме любой пришлось мне умертвить.
И каждая из них уже давно забылась.
Но я не смог забыть тебя,
Твое лицо я не забыл.
И только лишь тебя любя
Себя я в Ад не отпустил.
Только любя тебя.
Каким-то образом душевные я муки пережил,
Ведь предал я, и то грех главный. Но я любил.
Совсем непросто было мне вначале выживать.
Ведь жить среди людей – все время предавать.
Но попытался я чуть по-другому жить…
И выжил.

XVII

Ты раздели со мной это бремя,
Будем с тобой мы идти через время,
Сквозь горы, сквозь реки,
Сквозь все, что есть на свете.
Через все, через трудности,
Сквозь людские морали,
Сквозь все преграды и все магистрали,
По всем дорогам пройдем мы с тобой,
И проблем у нас будет с тобой – ой-ой-ой!
Ты знаешь, житейских тут много проблем
Но это ничто по сравнению с тем,
Что будем мы вместе все время,
И будем нести лишь одно только бремя.

XVIII

Но Бог нас простил, и живем мы отныне
Не с бременем, а с ребенком поныне.
И я благодарен Христу моему,
Что понял меня. Ангела не пойму,
Того, что сказал Ему, чем я живу,
Что пламя и страсть я забыть не могу.
Но понял меня наш Великий Творец,
И Дьявол оставил в покой, наконец.
Жена у меня есть, красивее всех,
Есть мальчик. И все нам сулит лишь успех.
Бог обернулся лицом к нам, ко всем.
Тот, кто раскаялся, будет прощен,
А тот, кто не хочет, тот жить обречен.

Заключение

Алексей поднял глаза от дневника своего папы. Последние две строфы были написаны разными ручками, было понятно, что отец их дописывал, причем в разное время. Но это не главное. Алексей поверил.
- Почему он нам этого не рассказывал? – голубые глазки воззрились на растерянного брата, ожидая от того ответа. – Алеш, это ведь все правда, да?
- Да, правда. – негромко произнес паренек.
- Значит, папа ангел? – ее глаза загорелись впервые за эти два дня. – И он не умер?
- Да. – Алексей опустил голову, положил книжку на стол сестры. – Я пойду.
Алекс вышел из сестренкиной комнаты, сел прямо перед дверью, облокотившись на косяк, и, запустив в волосы руки и стиснув зубы, чтобы не зареветь в голос, начал потряхивать головой и покачиваться из стороны в сторону.
Парень и девушка со сложенными крыльями ярко белого цвета на спине стояли, держась за руки, смотря на своего совсем выросшего сына.
- Он ведь не поверил, что ты сейчас ангел… - пробормотала девушка.
- Да. Но ему и не надо. – ангел повернулся к своей возлюбленной лицом. В его ярко голубых глазах светилось счастье. – Он оградил от этих страданий Машу. Себя же…
- Он не верит, что так может быть! – догадалась девушка.
- Да. – мужчина открыто улыбнулся и снова взглянул в глаза жене, - но может быть, оказывается, все!
Он махнул рукой в сторону сына и тот, подняв голову, увидел две облеченные в свет крылатые фигуры мужчины и женщины, уходящие в сторону окна.
Алексей неуверенно улыбнулся.
В квартире стало светлей.


Вначале был только Каин. Каин, который в ярости убил Авеля. Каин, который был изгнан. Каин, который навечно проклят, быть бессмертным. Каин, который проклят Вечной Жаждой крови. Мы все произошли от Каина. От повелителя наших повелителей. Он обречен на вечное одиночество до скончания веков. В уединении и печали Целую вечность жил Он один. Но воспоминания походят и печаль уменьшается.

Сообщение отредактировал koldemar - Понедельник, 13.12.2010, 16:36
 
Форум » Творчество товарищей » Уголок писателя » Вампирские(и не очень) стихи и рассказы от Macus Cold
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск: