• Чат
  • Последние сообщения форума
  • Книги в библиотеке
  • Посмейся
Четверг, 17.08.2017, 08:50

Неофициальный сайт Алекса Коша

Логин:
Пароль:
Наш опрос
Самый самый кинозлодей?
Всего ответов: 1048
Плеер
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Другие авторы

Главная » Статьи » Русские авторы

...Когда фантастика вернется - может быть, мы выживем! Интервью с писателем В.В. Головачевым
Свое первое интервью сайт www.scifichannel.ru провел с известнейшим российским писателем-фантастом Василием Васильевичем Головачевым, который любезно согласился пообщаться с нами.

Теперь мы будем регулярно радовать посетителей сайта интересными эксклюзивными интервью с известными писателями, актерами и деятелями жанра фантастика.

Ожидая Василия Васильевича в назначенное время в небольшом уютном кафе на Красной Пресне, мы с известной журналисткой Ариной Яковлевой беседовали о фантастике, о том, насколько она способна менять сознание людей и влиять на их поступки...

Николай Андреев: Василий Васильевич, прежде всего, разрешите поздравить вас с выпуском фильма "Запрещенная реальность", сделанному по вашему сценарию и книге. Вы довольны результатом?

Василий Головачев: Нет. Изменилась зрительская ситуация у нас в стране. По прокату октября-месяца очень плохие результаты в коммерческом плане по всем фильмам абсолютно. Несмотря на то, что наш фильм занял второе место по сборам после американского ужастика, сборы не отражают его истинного положения в кино. Фильм интересный, зрелищный, а отдачи, которую мы ожидали - нет. В творческом плане он довольно успешен и отражает многое из того, что было написано мной. При работе над следующим фильмом будем учитывать все недочеты, и он будет более мощным, чем этот. Тем не менее, зрители ходят, что меня удивило Несмотря на атаки той аудитории, которой нужен попкорн, тусовка в зале и милые девочки на коленях, зрители ходят. Такая хорошая аудитория меня радует,- это не значит, поскольку фильм посещают не только любители моего творчества - любители творчества Василия Головачева. Это хорошие зрители, которым что-то нравится, что-то нет.

Арина Яковлева: Было ли вам интересно работать над фильмом?

В.Г.: Конечно. Фильм - это другие потенции, другие возможности. Не читательская, а зрительская аудитория, которой надо все-таки что-то показать, а не рассказать. Когда рассказываешь, все проще: ты описал, и у человека фантазия заработала. В кино фантазия включается только на ответный ход режиссера, и отношения в кино проще. Нельзя делать сильно умный фильм и нельзя делать совсем глупый.

Н.А.: Скажите, тяжело ли было Вам работать с режиссером фильма Константином Максимовым?

В.Г.:С режиссером были трения. Но это обычное явление: он творческий человек, я творческий человек. Этот фильм - не мое прочтение моего же сценария, не мое видение, и во многом я оказался прав после того, как фильм вышел. Фильм - результат консенсуса взглядов и личностных характеристик. К этому надо привыкать: если собираешься делать другой фильм, надо учитывать, что было, и работать иначе. Мы собираемся работать иначе.

А.Я.: Как вы считаете, идеи до зрителя проще донести посредством книги или кино?

В.Г.: Резкого противопоставления не может быть, здесь включается воображение каждого. Все зависит от воображения зрителя и воображения читателя. Если воображение хорошее, он и там и там это воспримет одинаково. Но подача материала разная: литературный текст вмещает намного больше: философию, научные посылки. А в кино есть идея, которую ты уже показал. Подход кино проще, но он отличается широтой, масштабом показа, причем быстрого показа. Посидел, идею усвоил и ушел. А книгу читать надо долго. Зрительская аудитория больше и реагирует быстрее.

А.Я.: В кино возникает проблема с ограничением по времени?

В.Г.: Мой роман включает полсотни идей, для воплощения всех потребуется сериал.

Н.А. : Не планируете создать сериал в жанре фантастики?

В.Г.: Европа делает. У нас просто нет этой культуры. Надо воспитывать аудиторию. Может быть, два десятка лет, чтобы она была. У нас ее нет вообще. Поэтому судить о субкультуре фантастического кино по отечественным фильмам сейчас в России нельзя - это самое начало, будут и провалы. С начала 2000-ых произведено намного больше фильмов, чем 5-6 известных фантастических картин, но об остальных мы не слышим и не видим, они малобюджетны и полностью провалились. Они прокручены в 3-4 кинотеатрах. В Европе, в Америке такого нет. Там, если фильм рассчитан на аудиторию, то она пойдет, потому что существуют связи, которые это продвигают. У нас этих связей нет.

Н.А.: Есть ли какая-либо сквозная тема, которая прослеживается в каждом вашем произведении?

В.Г.: В принципе есть, но это условно. Борьбы добра и зла, с позитивным выходом в каждом романе, что все-таки добро должно побеждать. Финалы моих романов заставляют задуматься, потому что они двойственны: положительные герои побеждают, но впереди все-таки борьба. С другой стороны воевать всю жизнь не надо, нужно где-то останавливаться.

А.Я.: Чем, по-вашему, жанр фантастики привлекает людей? Сейчас, в частности?

В.Г.: Это иные возможности. Для кого-то - воплощение мечты. Для кого-то - активный отдых, для кого-то - интересные идеи, которые подает фантастика, в том числе и научные идеи, кстати. Сейчас научная фантастика почти умерла - сейчас 3-4 автора пишут в этом жанре на тысячу авторов вообще.

А.Я.: Молодых авторов не появляется?

В.Г.: Нет, появляются. Как они могут не появляться? Россия - очень благодатная, творческая страна в этом плане, она потенциально мощна, причем творцами абсолютно во всех сферах жизни, в том числе, в литературе и фантастике. Мы их просто пока не замечаем - тиражи слишком малы, чтобы заметить человека, фантаста, как явление. А десяток имен, которые, вы, возможно, знаете, для них эта реклама - на телевидении, в интернете и тд., делает не благое дело, потому что они уже на вершине. Надо все время куда-то идти, подниматься желательно. А они уже на вершине, куда им подниматься? Вот что делает реклама с творческими личностями. Некоторые гаснут, опускаются вниз, хотя продолжают считать себя звездами.
Сейчас просто пробиться в литературу. Достаточно добротно написать по-русски без ошибок - и тебя наверняка напечатают. Меня всегда бесит реклама в Интернете о том, что кто-то написал бестселлер. Автор еще никому не известен, а уже бестселлер написал! Есть несколько фигур, которые взошли на литературную аллею с помощью рекламных трюков. У нас народ очень легко бросается на рекламу, как оказалось. Я раньше думал: ну, ладно, Европа, она так все время живет, плюс Америка. Так нет же: нас оказалось легко сбить на эту тропу, когда поддаешься рекламе. Чем мощнее реклама, тем больше народ пойдет на этот фильм, потом будет плеваться, говорить, что кино плохое - но пойдет! Или же прочитает пару страниц и скажет: все, читать не буду - ерунда. Но при этом сначала купит! Однако раз народ их покупает и читает, они имеют право на жизнь и книги, и фильмы. У них слава очень короткая. Завтра про них ничего не скажут - все, они конец. Поэтому данные авторы, шоумены, актеры все время пытаются что-то делать - живут на эпатаже. Это чисто театрально-киношная тусовка, но когда подобное приходит в литературу, пора заканчивать писать. Все, литература кончается.

Н.А.: Как вы считаете, для кино что важнее: сценарий с хорошими идеями или спецэффекты?

В.Г.: Сценарий и спецэффекты должны быть в комплексе. Приоритетов нет. Все должно быть плотно увязано. Хороший сценарий, хороший режиссер, хороший художник, создающий спецэффекты. Ничто не должно давить: сценарий лучше, чем режиссер, или режиссер лучше, чем сценарий. Все точки над «I» должны быть расставлены, чтобы ничего не бросалось в глаза - тогда это будет классный сценарий. У нас в России пока еще не воспитаны такие комплексы: выходит фильм, и мы видим, что сценарий лучше, чем фильм, или наоборот. Значит, не достигнуто равновесие между творческими силами, которые это создают. Мы все время судим по результату. Дело не в отсутствии профессионалов. Это все равно культура. Пусть у нас нет этой культуры, но если не идти к ней, мы все равно скатимся вниз. Процессу производства кино кризис сильно помешал. Для реализации таких мощных проектов нужны режиссеры уровня Спилберга. Там есть эта культура, ряд мощных режиссеров, которые через это прошли. Да, это голливудские боевики, блокбастеры. Со своей идеей, фоном, философской идеей, политикой. Но она работает. У нас эта политика не работает. Значит, надо наращивать. Идет наращивание.

Н.А.: Ваш любимый западный и отечественный фильм в жанре фантастики?

В.Г.: Их много. Могу назвать десяток. Они созданы в конце девяностых. В начале 2000-ых классных вещей почти нет, кроме «Матрицы». Несмотря на то, что ее оплевали, это хороший фильм, зрелищный фильм, есть очень хорошая идея, над которой надо думать. Он серьезнее, чем пытаются представить значение этого фильма критики. Там есть очень хорошая подача и одновременно очень настораживающая идея - не скажу какая, надо думать каждому самому. Тот же «Хищник», «Чужой» - это вершины. Из отечественных - «Дозор», «Обитаемый остров» - они зрелищные и собрали хорошую аудиторию, для начального этапа они достаточны, но этот процесс надо развивать. У нас только начали раздвигать горизонты, и - кризис. Финансирование должно быть очень жесткое. В наше время фантастический фильм невозможно сделать без компьютерной графики - мы привыкли к этому фону. Мы привыкли видеть нарисованным нечто натуральное. Мы придем к тому, что все будет рисоваться, в том числе и актеры. А может быть, и нет. Ведь говорили же, что театры умрут... Все изменится, в любом случае. Что будет - я не знаю, не смотря на то, что я фантаст.

А.Я.: А какие самые актуальные сейчас темы фантастики? Куда эволюционируют эти темы?

В.Г.: Боюсь, что темы не эволюционируют. Это нам только кажется, что человечество эволюционирует. Прогресс научно-технический существует, мораль падает. Даже не мораль. Мораль - она присуща каждой эпохе. В эпоху майя и инков топили слабых детей - потому что нация должна быть сильной. Нравится вам такая мораль? А ведь было! Плохо, что меняется нравственность, т.к. она намного глубже. Нравственность человечества и нравственность российского общества падает. Есть много идей, нет только национальной идеи, как поднять нравственность народа. Но ни одна из этих идеологий не работает до сих пор. Они высказываются - но никто не делает. А система, которая это уничтожает, работает очень успешно. И, главное, она не спешит. Сегодня шажочек, завтра шажочек - и через некоторое время мы понимаем, что все уже не так, как мы думали. А уже система сработала. Против системы должна работать другая система. Я придумываю их в моих романах, но это все литературная придумка. А воплощение в жизнь - не получается.

А.Я.: Способны ли произведения в жанре фантастики изменять что-то в реальном мире?

В.Г.: Нет. Это нам только кажется, что мы такие «творцы вселенных». Может быть, мы что-то и создаём, но не в нашей реальности - где-то там еще.

Н.А.: Какие темы или герои жанра фантастики нужны сегодня жителям современного мегаполиса?

В.Г.: Есть желание выйти в космос: выйти из этой колеи и посмотреть, какой он, космос. Нас не пускают. Все хуже и хуже в этом плане, большие средства нужны, кооперирование, а кооперирования никто не хочет, все хотят захватить «места под солнцем». Срабатывает агрессивно-властное настроение человечества как такового. Человечество делится на сотни этносов, народов, групп, которые мало того, что пытаются выжить - пытаются захватить чужой участок. С одной стороны это правильно, с другой - это можно делать не агрессивно... но, к сожалению, этого никто не понимает. Мы сейчас с вами разговариваем, а на земле идет война. Мы, люди, воюем сами с собой. Это одна из тем будущего. Хочется определить и свою личную жизнь, и судьбу своих друзей, и всего человечества, выяснить, что там будет. Что будет чрез 100 лет с Россией и с человечеством вообще. Прошлое тоже волнует, потому что тайн там - гигантское количество. Это одна из систем, которая волнует людей, жаждущих это знать. Можно пофантазировать, что было бы, если бы... Это и делают фантастические романы - создают альтернативу истории. Вытаскивают хорошие факты. Западные писатели, тот же Дж. Браун: работает не только от фантазии, но и от фактов. За это его и любят - за документальность. Тем много, жизнь всегда подсказывает эти темы. Плохо, что сейчас они все с каким-то надрывом. Мы читаем некий «экшен» и живем в этом «экшене». Но не все. Обыватели всегда были и всегда будут. Их надо встряхнуть, чтобы их зацепило. Их легче всего удержать в напряжении. Думающих - гораздо тяжелее. Еще Пушкин говорил, что существует несколько сюжетов ... пусть будет 10-20 сюжетов. Сотни лет они варьируются, и пишется одно и то же. Тем не менее художник каждой эпохи пишет именно для этой эпохи. Мне хотелось бы знать, что будет в будущем. Если бы не было интересно - я бы не писал. Но то, что я придумал - это одно, а мир все равно меняется резко, необычно. Никто из писателей фантастов в свое время не предугадал Интернета. Не самого Интернета как технологии, а его влияния на человечество. Сейчас мы видим, во что это может превращаться при отсутствии законов, поскольку нет законов, которые бы регулировали этот процесс. И никто не написал о нанотехнологиях. Я три года назад написал роман о нанотехнологиях - но никто не предугадывает, что будет. Если они будут развиваться без законодательной базы, это страшная вещь, несмотря на все позитивные выходы. Они будут не только лечить, но и убивать, потому что человечество первым делом нацелено на оружие, а потом - думать о том, что после применения этого оружия останется. Я хотел бы узнать, что будет... Мы зашли в тупик, из которого не выберемся. Или я чего-то не вижу. Хотелось бы верить, что все само собой разрядится. Но пока то, что я вижу, для меня - мрак. Несмотря на то, что я писатель - фантаст и хочу, чтобы человечество выжило - доброе человечество.

А.Я.: А дата 2012 год вас не пугает?

В.Г.: Цифры - мудреное дело и очень лукавое. Мы отсчитывает время от рождения Христова. Начните отсчитывать до рождения, и цифры будут совсем другими. Сколько раз предсказывали гибель мира? Два десятка раз. Но все в мире взаимосвязано, я уверен, просто эти связи не прослеживаются на вербальном уровне, на форуме общения со всеми. Кто знает, тот молчит.

Н.А.: Ваше личное отношение к Интернету?

В.Г.: Как к системе технологии информации - отлично. Там умещаются десятки тысяч трудов и новая информация. Однако кроме этого там столько грязи! Нет регулировок никаких, чтобы плохое туда не попадало. И это пока превалирует. А первым делом всякую гнусь смотрит молодежь. Моя внучка учится на втором курс МИФИ, я рад, что она смотрит не все, это значит, что она что-то впитала из того, что мы ей дали. Но ведь соблазн-то остается? Пока не будет законодательной базы, которая позволит ограничить приход пошлости, порнографии - того, что называется злом - Интернет будет Злом.

Н.А.: Вы с удовольствием общаетесь с вашими читателями по интернету?

В.Г.: Я отвечаю на 10 вопросов в неделю - мне присылают мои провайдеры эти вопросы - я на них отвечаю. Если мне нужна информация, я могу потратить два часа, чтобы найти ее в интернете, если там ее нет, я иду в библиотеку и беру книгу, которая мне нужна. Я фильмы не смотрю, не играю ни в какие игрушки в Интернете.

Н.А.: Какое место, на Ваш взгляд, занимает фантастика в «книжном» бизнесе?

В.Г.: Первое место занимает развлекательная литература: детективы, женские романы. Фантастика - на третьем-четвертом месте. Она имеет свою аудиторию. В советское время детективы были на первом месте - криминал тогда не был таким оголтелым как сейчас. Фантастика была на втором. Сейчас все меньшее количество людей интересуется будущим. Когда фантастика вернется - может быть, мы выживем. Но не верю я в это - не убеждайте.

Интервью вели Арина Яковлева и Николай Андреев.

©scifichannel.ru

Категория: Русские авторы | Добавил: Аня (30.10.2009)
Просмотров: 404 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]